Поход к сурдологу в Бельгии 2 или не слышны в саду даже шорохи

…Я решила быть с ней построже.                                                                                                 На днях истекает мой пробный период и мне надо все уже оплачивать.Сумма была заявлена очень приличная.

Последнее посещение сурдолога запечатало мои уши новыми черненькими слуховыми аппаратами. В тишине хорошо изолированного кабинета Элке было комфортно тихо.

Лучше бы я не выходила на улицу…

Грохот оживленного города, рев машин и гортанные голоса бельгийцев совершенно ошеломили меня. Дома стала неразборчивой речь по телевизору, перестали петь птицы. Я шлепала и бухала при каждом шаге.

Честно стараясь терпеть, я выпила таблетку от сильной головной боли.

 

На следующий день утром я уже была у нее, моего специалиста по слухопротезированию.

Я решила быть с ней построже и подготовилась к встрече, вооружившись валдайским колокольчиком. Он был куплен, по случаю распродажи, в маленьком комиссионном магазине и служил цели изгнания злых духов.  Мне так сказали при покупке.)))

 

— Хуййе морге! – воскликнула Элке не менее жизнерадостно, чем в первый раз.

— Халло, — сдержанно ответила я.

— Что случилось? – голос был заботливый.

— Заберите эти машины и верните мне моих птичек! – сурово и твердо прозвучал мой голос.

— ???

Тут уж я все ей и рассказала, позвенела неслышным (для меня) колокольчиком, постучала по разным поверхностям у нее в кабинете, потопала ногами, погудела как машины, порычала трактором.

— Наденьте медальон , -прозвучала команда.

— Но у меня надеты старые аппараты.

— Как? – вскричала она – вы же были предупреждены, что надо привыкать к новым и не снимать их, носить постоянно.

Тут я уже обиделась. Она не может понять, что это – невыносимо, терпеть такой шум!

— Я дома не могу сидеть наверху в своей комнате, очень шумно от дороги.

— Закройте окна! – раздался ее вскрик.

Тут я еще больше огорчилась…Она ничего не понимает.

— Ну, что ж, надевайте сейчас новые и я попробую что-нибудь сделать с регулировками.

— Таак…птички…колокольчик…Это здесь. Дальше…телевизор, шаги…А машины я не могу убрать, потому что вы перестанете слышать низкие тембры человеческого голоса.

— Все. Готово!

Тара-ля-та-та,- проиграла музыка у меня в ушах.

— Как слышите мой голос? – прозвучало ее коронное.

— Ваш голос стал еще красивее, — сказала я, — стал более звонким и мелодичным.

Она просияла и довольным жестом откинула назад свои темные блестящие волосы.

 

Мы сердечно распрощались. Я пожелала ей хорошего отпуска.

На улицу я выползала крадучись. Людей было мало. Раздался пронзительный лай крошечного чихуашки и женский смех. Вроде нормально, жить можно…

Так, — стала я прислушиваться, птичек слышу, — мои шаги стали просто шагами.

Дома приятно заговорил телевизор. Колокольчик, разразивший приятным нежным звоном, был повешен на прежнее место на окне.

Но машины!!! Они ревели теперь уже с дребезжащим акцентом и с ракетным воем исчезали в ночи. Их было опять очень много- сотни, тысячи, миллионы…

Мой муж сказал несколько фраз. О! Он разучился говорить буквы «м» и «в», отметила я, но не стала ему ничего говорить.

Ну что ж, опять сняла новые аппаратики и надела старые .

 

В понедельник пойду обратно.

Пусть сурдологи вернут мне буквы «м» и «в» и заберут себе в компьютер все машины и трактора мира.

Мне не жалко.

Их слишком много для меня